Книги. Пища для ума.

Информация извне должна пробуждать ваше собственное знание, а не загружать вас чужим видением мира.

Не стоит информацию из книг принимать за истину. Это мнение конкретного человека: его опыт, его видение, его восприятие мира. Читая книги, мы можем переместить внимание на те моменты, которых не замечали, посмотреть на вещи с другой точки зрения, задуматься.

Возможно завтра вы столкнетесь с совершенно противоположным изложением и оно тоже имеет право быть. Имейте собственное мнение. Доверяйте себе!

Ум во многом уводит нас от контакта с собой, но это очень мощный инструмент, которым одарила нас природа. Пользуйтесь им!

Путы материнской любви

Анатолий Некрасов

Мать оказывает мощное влияние на нас и нашу жизнь. И неизвестно, что больше приносит страданий, нелюбовь матери или её безграничная любовь.
Я бы раздавала эту книгу всем девушкам, которые только задумались о том, что они когда-то станут мамами. Очень много стоит пересмотреть в себе, чтобы не испортить жизнь собственному ребенку.
Есть аудио-вариант

1. Близость и желание.
2. Страсть и супружество
Девид Шнарх
Купить русский вариант книг«В этой книге я нашел ответы на множество вопросов, которые задавал себе тогда я и которые, без сомнения, много раз задавали себе вы. И эти ответы, к моему изумлению, оказались весьма далеки от того, что пишут в своих умных и, скажем честно, весьма бесполезных книжках «специалисты по психологии семьи и секса». Эти ответы дополняли те навыки, которые я получил от духовных и телесных практик, увлекавших меня многие годы, но огорчавших отсутствием сколь-либо целостной философии жизни, на базе которой можно было бы строить здоровые и приятные отношения с близкими людьми. А в этой книге я обнаружил для себя практическую философию отношений».
Олег Матвеев. Предисловие к русскому переводу книги «Страсть и супружество». Читать полностью


Синдром предков

Анн Анселин Шутценбергер

Каждый из нас является звеном в цепи поколений. Эта своеобразная «невидимая преданность семье» подталкивает нас к неосознанному повторению ситуаций и событий.
Мы свободны выбирать, когда подчиняемся программам рода. Но мы можем обрести свободу, если узнаем семейной истории и поймем сложные хитросплетения семейной системы.
Книга создана на основе примеров из практики.


Психобиогенетика

buka«Если психические процессы одного поколения не передавались бы другому, не продолжались бы в другом, каждому пришлось бы вновь учиться жизни, что исключало бы всякий прогресс и развитие»
                              З. Фрейд

Итак. Мы знаем, что мы не приходим в эту жизнь с нулевым опытом. Рождаясь мы уже многое умеем и знаем, знаем куда нам стремиться и чего хотеть. То есть, какие-то природные необходимые для выживания инструменты в нас заложены. Откуда мозг знает, что надо орать, чтобы подошли, надо сосать, чтобы получить молоко и т.д. Мы не удивляемся этому. Но каждый из нас индивидуален. Часто родители прослеживают какие-то схожести — как часто мы слышим фразы типа — «Весь в отца!». Хотя парень может и отца своего не видел никогда. Но что-то в поведении, в реакциях может напоминать его. Мы это тоже воспринимаем нормально и не задумываемся, как это все передалось.

Но мы очень сильно удивляемся, когда обнаруживаем, что в нас есть что-то из далекого прошлого, что было пережито предками или вообще какими-то неизвестными нам людьми. Хотя если какая-то информация, например о строении тела, о функционировании органов и систем, о том, чего надо бояться, а что любить, нам известна. Например, когда человек встречается со зверем он пугается, даже если видел его только на картинках в сказках. То есть в нас заложены определенные  механизмы, которые работают независимо от нашего желания, будто кто-то более опытный перехватывает управление и начинает руководить нашими эмоциями, действиями, мыслями, ощущениями.


Из переписки: «однажды видел реакцию человека на впервые увиденную змею. Визги, уханье и подпрыгивание на полусогнутых ногах (так и хочется сказать «задних лапах»). У человека, с двумя высшими образованиями, мгновенно был парализован интеллект и включился атавистический животный ужас. И при этом он полусогнутой ладонью, без использования большого пальца захватывал песок и камешки и обкидывал ими несчастную скарапейку. Видили бы вы её ошеломлённые глазёнки! Она выглядела явно умнее обезьяны в чине майора ВВС. Так что давным давно известно, что в нашей крови спят воспоминания тысяч и тысяч поколений».


Но если реакция, при встрече со страшным зверем может нам показаться вполне нормальной, то в жизни мы часто не замечаем своих реакций, переживаний, которые включаются автоматически. Но зато мы замечаем, что нас это не всегда устраивает. Например, я трясусь на экзамене, понимаю, что если я буду спокойна, то мне будет легче сосредоточиться и выполнить задание, но я ничего не могу с собой поделать — меня подтряхивает, я напряжена, мысли все где-то за пределами головы и поймать их не представляется возможным. Почему?! Меня съест препод? Он меня расстреляет? Побьет? Я ведь знаю материал — так чего же меня так колбасит?

Если меня так будет трясти перед оскалевшейся собакой, то это понятно. А тут что? Если прояснить, то вполне можно обнаружить эпизод, который это объяснит. Тогда сознательный ум говорит — «Ааа, вот оно что! Так это моя прабабушка себя так чувствовала, когда ее пытали в НКВД!» Или — «Так это мою маму так же трясло, когда она меня рожала. Ну да! Я ж вместе с ней тогда это пережила и сейчас испытываю то же самое!»

Но сейчас другие условия. А трясет меня точно так же. То есть моя генетическая сущность, которая не отличает одни обстоятельства от других, она реагирует только на переживания, она пытается меня поддержать. Говорит — «Не трусь! Я сейчас гляну, где уже было такое и включу повтор».
А ум то не понимает — «Чё ваще за фигня?!»

Ученые генетики все чаще уверяют, что человеческие привычки и наклонности закладываются на генетическом уровне. Даже любовь к кофе, к преступлениям, к алкоголю, к бродяжничеству и прочим «радостям» определяют гены. Они исследуют эту область. Так, например, Брайан Диас( Brian G Dias) Керри Ресслер (Kerry J Ressler)  из Алабамского Университета США  писали в научном журнале Nature Neuroscience свои результаты многолетних исследований, где они доказали, что страх передается детям и внукам. Для тех, кому важны подтверждения ученых, которые могут что-то измеряют и зафиксируют, могут поискать статьи на эту тему.  Нам достаточно тех результатов, которые мы поднимаем и наблюдаем  каждый день с реальными людьми. Приведу лишь несколько примеров, которые уже готовые пылятся в загашниках. Сама я их не проводила,

Всё как у зверей!

Хочу для начала привести несколько примеров как это работает у животных. Например, крысу пускают в Y образный лабиринт, если она бежит налево, то получает небольшой, но неприятный разряд тока. А когда бежит вправо, то находит кусочек сыра. Через множество повторений крыса начинает бегать только вправо. То есть она получила опыт, научилась и запомнила, что «надо бежать только вправо».
Но самое интересное, что ее потомство учится этому уже чуть ли не с первой «ошибки». То есть если маме или бабушке для этого нужно было время, то дети включаются в это моментально. Можно сделать вывод, что опыт каким-то образом передается и стоит только потомку попасть в подобную ситуацию, у него начинает работать автоповтор.


Дафнии

Дафнии это такие мелкие креветки, они живут в прудах. Они могут размножаться двумя способами — путем спаривания и асексуальными способами, в зависимости от периода.

Дафнии всегда плывут на свет. Поэтому во время эксперимента их поместили в пробирку, пробирку в аквариум,  а снаружи установили осветительный прибор. Они ударяются о стенки пробирки, пытаясь выйти наружу. В пробирке нет питания, и дафнии осуществляют поиск пропитания вокруг. С каждой попыткой встретиться со светом они натыкаются на препятствие, пробуют разные решения, они находятся в стрессе.

Проигравшие, те, кто не нашел решения, умирают от истощения на дне пробирки. Однако посредством попыток одна из них справляется с задачей. Она находит выход из пробирки и может прокормиться. Она продолжает размножаться асексуальным способом. Как только определен «победитель», размноживший, такой же эксперимент проводится с его потомством.

Последующие поколения дафний, полученные от «победителей»,  быстро сбегают из пробирки. Они делают это без какого-либо обучения, поскольку в каждом эксперименте они моментально изолируются от других сразу после появления. Поэтому они не научились этому «победному» решению от других.

Это решение не приобретенное, а врожденное. Это показывает, что, когда родители вынуждены столкнуться с проблемой, клеточная память перенесет эту информацию ребенку. Когда у ребенка проблемы, мы должны узнать, что пережили родители и что еще не завершено.

В биологическом опыте произошла угроза выживанию и мать нашла «победное» решение, передав свою память ребенку. Эта передача отныне становится частью ребенка. Это решение для выживания.

Из книги Жильбера Рено.


 Черви

Два червя помещались в коробку. Для них были благоприятные условия. Коробка была открыта днем и закрыта ночью. В определенный момент эти условия сохранились для червя А, но условия для червя Б превратились в ад. Ночью условия были нормальными для обоих, но днем — червя Б  прокалывали иглой и прижимали ко дну коробки. Он скручивался и заворачивался сам в себя, иглу извлекали, коробка закрывалась, и все было спокойно на протяжении ночи. Драма происходила только днем. Эксперимент повторялся, пока не вырабатывался условный рефлекс.

Ночью все было спокойно. Когда коробки открывались, червь А оставался в покое, а червь Б скучивался и пытался скрыться в темноте. Биологическая форма выживания была выработана в форме рефлекса. Когда у них появились дети, родителей убирали, чтобы дети не могли научиться у них. Их так же помещали в коробки. Когда коробки открывались, дети А оставались в покое, а Б – скручивались и отползали в темноту.
Эпигенетическое изменение происходило у родителей и передавалось детям, так как это было биологическим решением для выживания. Это происходило не случайно!
Генетика изучает не только причины заболеваний, но способы выражения и способы решения сложностей по мере их появления. Все заболевания генетически предрасположены.


Печеночный сосальщик

Печеночный сосальщик (Dicrocoelium) имеет загадочный жизненный цикл.
Он живет в печени овец и питается кровью и клетками печени, растет, а затем откладывает яйца. Но…  яйца его не могут вылупиться внутри печени овцы, поэтому они выходят с экскрементами. После определенного периода времени они вылупляются, выпускают крохотную личинку, которая потребляется новым хозяином: улиткой.

В теле улитки личинка размножается, затем он, паразит, прячется в маленьких пузырях выделений улитки. А муравьи обожают эти выделения и поглощают червя вместе с едой.  Таким образом сосальщик проникает в организм насекомого.
И теперь, когда он вырос, ему необходимо вернуться в печень овцы, чтобы продолжить свой цикл.

Но каким же образом сосальщику попасть в овцу?
Что заставит овцу съесть муравья, ведь она не насекомоядная?
Возможно, целые поколения сосальщиков, задавались этим вопросом! Если еще учесть, что овцы пасутся на травке на самых вершинах холмов во время прохладных часов, а муравьи выходят из своих домиков в теплые часы, скрываясь в прохладной тени корней этих трав.
Как же собрать их в одно время в одном месте?
Но сосальщики находят решение! Они распределяют себя по всему телу муравьев. Десятки сосальщиков поселяются в грудной клетке, дюжины в ногах, десятки в животе и только один в головном мозге.

С момента, когда личинка помещает себя в мозг муравья, его поведение сразу меняется.

Вечером муравьи укладываются спат, и только муравьи, которые управляются сосальщиками, покидают свои дома. Как лунатики, они двигаются, забираясь на самые верхушки травы, которую любят овцы (альфа-альфа и «пастушья сумка»).
Обездвиженный, муравей ждет, когда его съест пасущаяся овца. Если муравью повезло и его не съели, когда наступает тепло, муравей восстанавливает контроль над своим мозгом и обретает свободу воли.

Он не понимает, что он вообще делает в этой траве. Быстро спускается и возвращается в свое гнездо, чтобы выполнять там обычную работу… до следующей ночи, пока он ночью снова как зомби не покинет гнездо и не отправится со своими инфицированными товарищами наверхушки травы, чтобы там снова ждать, пока его съест овца.

Но и овца не всегда последний хозяин. Она часто оказывается посредником для паразита. И если ее съест хищник, то паразит успешно перекачует в его организм. Но чтобы овца не имела шанса унести ноги, завоеватель пробирается в мозжечок овцы и она вместо того, чтобы убегать со всех ног при приближении волчьей стаи, как пьяная, начинает крутиться на месте, становясь легкой добычей. Дело сделано, и паразит может завершать свой цикл!

Большая книга муравьев. Б. Вербер. 


О языке

Принято считать, что есть люди склонные к языкам, а есть, ну вот ни в какую, не склонные говорить и понимать на другом языке!o_jasike
Учишь — учишь и двух слов не связать. Даже особо прилежные, вызубрив грамматику, заучив весь словарь наизусть, при встрече с этими же словами в тексте или в разговоре — просто зависают, как перегруженный компьютер.

В чем же проблема?
От чего зависит способность к изучению языков?

Давай понаблюдаем. Ты наверняка учил какой-нибудь иностранный язык в школе. Школьная программа ставит целью научить ученика — читать, писать, переводить. То есть простому разговору выделялось очень мало времени. Если только учитель не был энтузиастом и нарушителем школьной программы. К тому же большая редкость, что сам учитель когда-нибудь видел живого носителя языка. Поэтому в основном всё строилось на зубрежке слов и переводе. Всё бы хорошо, если бы во всех языках фразы строились в таком же порядке и с таким же набором слов. Но если переводить дословно, то смысл сказанного совсем теряется. Так как у каждого народа речь строится иначе.

Если посмотреть с другой стороны. То в нормальной «природе» никто не начинает разговаривать, сначала выучив грамматику. На родном языке мы сначала говорим, а кто-то так и умирает в глубокой старости не зная правил русского языка. И это никак не мешает им общаться с любым представителем рода человеческого. А иногда им даже легче удается договориться с носителем другого языка, чем умному грамотею, лингвисту. В чем тут дело?

А дело в том, что язык наш работает быстрее, чем мы успеваем в мозгу переварить — что и как, и куда какое слово поставить, и почему. И чем меньше мы на этом концентрируемся, тем более плавная и легкая наша речь. Она течет как чистый ручей, обтекает преграды и всегда в потоке. Если, конечно, есть определенная картинка в голове. И чем больше говоришь, тем все больше слов складывается в красивую речь. Иногда выходит что-то, чего ты даже и сам никогда не знал и не слышал. Будто считал откуда-то из чего-то невидимого и оформил это в слова. Как только начинаешь всё взвешивать и контролировать, начинаются затыки и угловатости в изложении.

А кто быстрее всех выучивает языки?

Конечно это дети. И грамматику им не надо. Они слушают и повторяют. А еще, если посмотреть вокруг, быстро выучивают языки те, кто не боится кривляться, не боится ошибаться, кто не комплексует и не заморачивается особо на правильности.

Делаем вывод. Чтобы научиться говорить — надо говорить!

И не просто говорить, а полностью копировать носителя. Чем и добиваются таких результатов дети. Ведь они начинают говорить без акцента. А любой взрослый, даже очень долго общаясь в кругу носителей, может сохранять акцент.

В чем тут может быть причина?

— говоря на одном языке, мы задействуем одни и те же мышцы. В последующем, когда выучиваем другой язык, продолжаем в основном использовать те же группы мышц.
— разные языки формируют звуки по разному и на разных уровнях (одни в гортани, другие в носу — гнусавят, другие картавят или говорят на распев)
— в общение включается особая мимика, жесты (для многих это не приемлемо, возникает ощущение, что если я буду так же «кривляться», то я буду выглядеть не пристойно, я буду выглядеть смешным). Когда я говорю на немецком, я как бы одеваю роль немца (становлюсь одним из них), она мне неприятна. Я сопротивляюсь и не хочу влезать в эту роль (часто это не осознанно). И вместе с этим я не даю себе возможности свободно заговорить «как они».
— по каким-то причинам человек не хочет или внутренне сопротивляется быть похожим на носителей языка (они мне не нравятся, они какие-то не такие, не так выглядят, не так одеваются или не так живут); есть конфликт — я хочу быть на них похож (хочу не отличаться от них, не выделяться, слиться с толпой), но в то же время не хочу быть как они.
— боязнь ошибиться, выглядеть безграмотным, привлечь к себе внимание;
— страх быть осмеянным, «меня осудят», «Меня не поймут»;
— чувство, что я тупее их (потому что не могу красиво говорить);
— принижается самооценка — я по уровню ниже, я не могу высказать то, что хочу, я лапочу как дебил.
— 3-х летний ребенок выглядит умнее меня.
— боюсь что я не пойму. Человек будет распинаться, а я стоять и тупо улыбаться.
— в момент попадания в общество иноговорящих замыкаюсь, стараюсь быть невидимым или наоборот включаю «клоуна». Как-то пытаюсь создать свое пространство, в котором никто не может меня достать, нахожусь как в мыльном пузыре.
— улетаю. Просто мозг отключается и перестает принимать информацию. Я будто уже не здесь. И это вообще не ко мне обращаются.
— когда я уставший. я вполне понимаю и говорю по-русски, а вот на ином будто мне нужны силы напрягаться.
— уверенность в том, что я никогда не заговорю по-немецки. Неправильное изучение языка, когда он зубрится долгое время и ты понимаешь, что прогресса нет и не предвидится, ты просто разочарован и списываешь это на свои бездарные способности.

Мало того что мы не знаем, как правильно поймать язык, еще и негативный опыт накручивает слой за слоем и усугубляет ситуацию. Тут начинают всплывать все наши самые дорогие тараканы — это самоуверенность (и в то же время страх, смогу ли), перфекционизм (желание всегда быть первым, лучшим, делать всегда всё правильно, точно, без ошибок), склонность к контролю, страх осуждения, насмешки.

Откуда я это знаю?

Со всеми этими тараканами я познакомилась лично, когда вдруг узнала, что мы всей семьей едем в Германию. Я понимала, что положиться мне не на кого, а за спиной семья — дети, родители и еще другие хвосты, которые напрягаться учить язык не собирались.

В школе английский мы успешно проходили мимо, как собственно и в институте. Поэтому оттуда осталось только «ху из эпсон тудей?» Я подошла к вопросу изучения немецкого языка с четким осознанием, что у меня нет способности к языкам и, вообще, эти странные языки просто невозможно выучить. Слово выучить у меня ассоциируется с запоминанием и удержанием всей инфы в голове. То есть как таблицу умножения — заучил, чтобы отскакивало от зубов  и пользуешься. Я еще помнила столбцы слов, которые нам давали заучивать на уроке английского. Но как можно загрузить столько слов и фраз другого языка — в моей голове не укладывалось. К тому же их нужно во время достать и расставить в нужные места. Но деваться было некуда и я записалась на курсы немецкого.

Самое первое мое знакомство с немецким языком произошло на каких-то странных курсах, где нам не разрешали ничего писать, ничего переводить. Заставляли повторять какие-то фразы, где я не могла различить, где слова начинаются, где заканчиваются и что каждое слово значит. Играли в какие-то игры, учили скороговорки. Меня оставляли, как двоечницу, после уроков и ворочали мой язык во рту чуть ли не пальцами. Меня это страшно возмущало, выносило мозг, хотелось видеть слова глазами, чтобы записать, поучить дома. А мне ничего этого не позволяли!

Курсы длились всего два месяца, три раза в неделю, по полтора часа. К моему удивлению через два месяца я поняла, что вполне свободно могла бы сориентироваться на улицах Германии. Набор необходимых фраз легко слетал с языка. В конце курса к нам приехали спонсоры — настоящие немцы и я смогла убедиться, что меня вполне понимают.

В Германию я попала не скоро и даже уже закинула изучение языка. Жизнь как-то закрутилась и я уже и не собиралась никуда ехать, даже забыла об отосланных документах. Но, в один прекрасный день, вернее ночь. Мама мне сообщила, что нам пришло приглашение из Германии, и мы можем выехать. Картинка того, как я среди иноговорящих стою беспомощная и беззащитная и совершенно ничего не понимаю, снова встала перед глазами и я пошла искать курсы немецкого. В этот раз мне повезло меньше. В этот раз мы читали, переводили, вставляли пропущенные буквы и слова. Через 3 месяца в моей голове ничего не изменилось  в плане говорения, я сдала экзамен с отличием и с надеждой записалась на вторую ступень.

На второй ступени мозг пришлось напрягать гораздо больше. Но понимать и говорить от этого я лучше не стала. Мои глаза прекрасно запоминали как выглядят слова, но как только я отрывала от них взор, все уходило в туман. Успокаивало только одно — когда я окажусь среди носителей, то заговорю. Фиг вам!

По приезду от щедрой Германии нам предоставили шестимесячные курсы. По 8 часов каждый день! Мои надежды, что я свободно заговорю прямо распирали меня. Группа была разношерстная — кто-то говорил, но не знал грамматики, кто-то знал грамматику, но не говорил, кто-то не знал ни то, ни другое. Я в начале спокойно ждала, что меня нагонят и я смогу начать развиваться. К третьему месяцу я эту надежду потеряла. К концу курсов я могла заткнуть любого немца по грамматике, но построить правильно нужную фразу устно так и не могла. На улицах спасали заученные фразы с самого первого курса, их я могла выдавать не задумываясь, хотя прошло достаточно много времени.

Я с успехом коллекционировала сертификаты с отличием, но как только открывала рот, чтобы сказать что-то по-немецки, несла ерунду. И чем больше знала грамматику, тем больше видела свои ошибки и тем больше боялась говорить.

В конце этого бега был тупик. На мое счастье я познакомилась с процессингом и проработала основные страхи и внутренние конфликты. Стала использовать то, что есть в голове и не париться, если сказала что-то не так. Благо немцам не важно, как ты произносишь, лишь бы они тебя поняли. И смеяться никогда не станут. Остальное дело техники — слушать и произносить фразы. Грамматика она нужна, но лишь для оттачивания и понимания почему говорится так, а не иначе.

Если у вас внутренние блоки, страхи, проблемы с общением и изучением языка, обращайтесь — это решаемо. Контакты 

Кто реально способен помочь?

Человек должен учиться тайнам жизни у самого себя,
а не слепо верить в другие учения.

У нас принято учиться у тех, на кого мы хотим быть похожи. Поэтому ищем людей, которые чего-то достигли, которые всегда на позитиве, у которых всё классно. Если бы это работало, то олимпийских чемпионов могли воспитать только олимпийские чемпионы, классных певцов только классные певцы, миллионеров только миллионеры. Реальность говорит о другом. Надо не просто уметь делать, надо уметь научить другого это делать. Если я умею ездить на велосипеде, не факт, что я могу объяснить другому, как я это делаю.

Ими хорошо восхищаться, присматриваться, прислушиваться, но чтобы реально научиться, нужно идти к тому, кто позволит тебе учиться и добиваться личных результатов. Выбирай не того, кто говорит красиво и складно, а того, кто открывает в тебе твои глубинные знания. Хочу подчеркнуть слово «глубинные», потому что стоит не подтверждать то, что я уже где-то слышал, кто-то авторитетный сказал, где-то в Интернете прочитал (почему-то многие наивно принимают Интернет за источник истины), а открыть твои собственные скрытые знания. Это знание не зависит от твоего ума и твоих знаний, которые в голове. Это знания, которые хранятся в глубинах подсознания.

Именно проявляя свои внутренние качества, свои знания и свой опыт, можно получить хорошие результаты. Это касается личностного роста, обучения, исцеления, духовности и многого другого.

Сможет ли помочь похудеть стройная спортсменка?
У нее свой собственный опыт удержания веса, который может вам не подойти. Нужно найти того, кто умеет помогать другим худеть. Я знаю художников, которые не могут объяснить, как они исполняют такие чудесные картины. Но знаю мастеров, ученики которых стали прекрасными художниками. Есть отличные окулисты, которые сами ходят в очках. Есть полные женщины, которые помогают худеть гораздо эффективнее, чем худые. Есть тренера, которые никогда не ставили рекорды, но это делают их ученики. А одинокие женщины помогают устраивать браки другим женщинам.

Выбирая тренера, врача или процессора нужно ориентироваться не на то, какой он, а то, каких результатов добиваются его ученики, клиенты, пациенты.

Конечно, одно не исключает другого. Спортсмен может быть отличным тренером, художник учителем, танцор балетмейстером. Но обладать самому умениями и талантами не достаточно. нужно обладать умением научить этому другого, дать другому четкое понимание и поделиться своим мастерством. Это отличает просто мастера своего дела от учителя.

Онкологи и их родные умирают от рака, окулисты носят очки, психологи имеют проблемы в жизни. Бывает сапожник без сапог. Каждый выбирает носить ему сапоги или нет. Это уже совсем другой вопрос. Поэтому когда мы выбираем тех, на кого хотим быть похожи, может так случиться, что мы будем разочарованы. Мы выберем того, у кого хорошие сапоги, а не того, кто может гарантировать нам починку наших сапог. Будьте объективны!

Учтите, тот кто с вами работает, будь то процессор, врач, психолог, тренер, духовный наставник — они никогда не бывают идеальны. Не нужно возводить их в разряд Богов. Они обычные люди, которые решают свои житейские проблемы, имеют свои взгляды на жизнь. Их задача предложить вам помощь, а как вы ей воспользуетесь или не воспользуетесь совсем, целиком и полностью ваша ответственность. Не возлагайте ее полностью на другого, даже если полностью доверяете. Всегда думайте и пропускайте все через себя. Не бойтесь задавать вопросы, если что-то не понятно. Если вам не дают ответы, уходите.

Не понимайте однобоко советы о комфортном общении. Чаще всего приходится поднимать малоприятные вещи и комфортным это назвать порой сложно. Может ли быть комфортно с врачом, когда он делает укол и клизму. Может ли быть приятным разговор с психологом о проблемах и травмах. Всегда не приятно впервые смотреть на себя настоящего. Через это нужно пройти. И здесь вам должен помочь наставник.

Чтобы понять, кто подходит лично для тебя, стоит включить интуицию и полагаться на внутреннее ощущение. В одном ли направлении вы вместе двигаетесь? Одной ли цели добиваетесь? Однозначно все методы должны быть корректными и лояльными. Никакого насилия, давления и манипуляций.

Не стоит делать поспешные выводы по внешности, пунктуальности, аккуратности. Пообщайтесь на ту тему, с которой вы обратились. Возможно это его конёк, который затмит все остальные минусы. Только не поддавайтесь на уговоры и уловки. Особенно часто срабатывает жадность, когда предлагают скидку. Иногда бывает дешевле переплатить.

Не торопитесь. Когда чувствуете, что вы переросли своего учителя — уходите. Не бойтесь встать на одну планку с ним и выше.
Плох тот учитель, кого не перерос ученик. Жизнь идет, всё развивается. Ученики должны идти дальше. Если учителю или наставнику это не нравится, значит, вам пора менять наставника или идти в свободное плавание.

Избегайте зазвездившихся. Если человек считает, что он достиг совершенства, значит он достиг своего предела и его рост остановился.
Если он считает, что он всё знает, значит, он будет навязывать вам свои суждения и пытаться запихать вас в шаблоны и рамки.  У такого «мастера» можно получить частично информацию и идти дальше. Не зависайте вместе с ним.

У настоящего мастера пояс всегда белый. Это значит, что всегда есть куда расти, что постигать. Это непрерывный процесс.

Учитесь доверять себе. Это самый надежный советчик. Все остальные только зеркала, которыми вы можете воспользоваться, чтобы услышать свое Я на начальном этапе.

Как оставаться на позитиве

Сейчас очень много тренингов, книг, видеороликов, где люди делятся своим позитивом. Они мотивируют людей, в разы поднимая им настроение и желание двигаться. Я сама прошла это несколько раз, втягиваясь в поток. Но как только я переставала оттуда подпитываться, то как-то сразу сдувалась.

Тебе говорят — думай о хорошем, радуйся жизни, не замечай плохого. Все это получало еще подтверждение с детства — ну и правда, говорили же мне — злиться не хорошо, обижаться не красиво, любят только добрых. Этим кормились сложившиеся представления о хорошем и уважаемом человеке, начиная с «девочка должна быть скромной…», «мальчик не должен плакать…»

Я набиралась позитива и  бежала с очередным транспарантом, не замечая преград, врезалась в очередную стену… было больно. Делала паузу и шла снова, видимо, надеясь, что когда-нибудь я пробью эту стену головой. Но потом пришли сомнения, ну пробью и что? А если там еще таких стен много?

Происходит в основном так — получила я порцию позитива. Заставляю себя с утра улыбаться своему помятому отражению в зеркале, давлю свою злость на коллегу энерго-вампира, прощаю своего нерадивого мужа по три раза на дню… И какая тут свобода? Как долго я смогу держать себя за волосы в позитиве?

Ровно настолько, насколько меня зарядили. Может это только у меня так работает и у моих знакомых и клиентов. Может у кого-то от этой порции заводится собственный генератор позитива и он имеет уникальную способность удерживаться в одном полюсе. Но в моей практике таких людей я не встречала. Обычно это просто люди, у которых фаза позитива более затяжная, чем у других. Но и откат потом соответственный. И не такой публичный, даже себе сложно в этом признаться — я же такой весь позитивный.

Что в таком случае мы делаем? Мы отказываемся от эмоций, которые не хотим испытывать. Но ведь они есть внутри  нас, раз они проявились! Когда кто-то делиться с нами порцией своего настроения, нам хорошо, есть силы подавить эту скуку, апатию, грусть, обиду и прочую неприятную братию, что живет внутри.

Мы покрываем толстым слоем шоколада все неприятные переживания, мысли, убеждения. Отлавливаем их на лету и запихиваем поглубже. Убеждаем себя, что мы на позитиве. На самом ли деле это так? Не врем ли мы себе прикрываясь позитивом?

Позитив на самом деле это здорово. Но есть огромная разница, есть позитив внутри, есть чувство уравновешенности и умиротворения внутри, а снаружи эмоции, чувства, перепады настроения. Или позитив и всё прекрасно снаружи, а внутри боль, разочарование, одиночество, обида, неудовлетворенность?

pofigism_ne-odin.de

Не спорю, что позитив размывает негатив, мотивация дает возможность сделать шаг, почувствовать уверенность. Но всё прекрасно пока ты не столкнешься с чем-то, что пошатнет твою уверенность, что даст силу тем тараканам, что внутри и нужна снова поддержка, нужна снова порция позитива извне. Так работают многие в сетевом маркетинге — посетили мотивационный тренинг или семинар, пришли такие все намотивированные, внутри ощущение, что — ну вот теперь я всё продам, я всех подпишу и всех смогу убедить, что только мои услуги и товары самые классные. Доходит до первого отказа и всё… куда всё делось? Где тот позитив и уверенность во всемогуществе?

Стоит осознать одну простую, но важную истину: Нет позитива и нет негатива, нет эмоций плохих и нет хороших. Есть зависимость от этих состояний. Это биологические программы они встроены в нас, все они играют одинаково важную роль. Мы не можем их отключить, аннулировать, вырезать. Мы можем только принять их и научиться свободно входить в эти состояния и выходить из них.

«Но ведь есть люди, которые радуются жизни!» — скажешь ты  и будешь прав. Потому что есть люди, которые не залипают ни на одном из состояний, легко отпускают то, что приходит. Понаблюдайте за ними и вы поймете, в чем отличие. Они имеют позитив внутри. Это их основа.

Каждый может найти в себе эту основу. Всё зависит от готовности смотреть открытыми глазами на то, что есть фактически. Не закрываться от негатива, а понимать его природу.

С чего начать? Понять как работают эмоции и как перестать раскачивать эмоции.